пятница, 13 июня 2014 г.

операции "Багратион" - 70 лет

Так случилось, что именно из наших мест началась военная операция по освобождению Белоруссии. Называлась она "Багратион" (фамилия полководца, Петра Багратиона, ученика Суворова, соратника Кутузова, которого называли "генерал-атака"). Время действия 23.06.1944 - 28.07.1944.
Готовился план разгрома фашистов под городом Бобруйском. На пути к нему на реке Березине стоит г.п. Паричи. Решался вопрос, с какой стороны ударить на Паричи: с юга, с правого берега Березины, или с востока, с левого её берега.
Впрочем, по всем военным наукам ударить можно было только с востока. На юг от Паричей тянулись непроходимые белорусские болота. Немало потрудились наши военные инженеры и строительные батальоны, чтобы сделать те болота проходимыми для техники.. Выручила смекалка и находчивость русского (белорусского) человека. Гати, мокроступы...
Совсем скоро, 21 июня 2014 года км в 3-х от Дубровы, на повороте на д. Раковичи будет открыт мемориал в  память о том наступлении, в честь 70 -летия начала операции "Багратион". Надеюсь сделать фото и выложить в блоге. Танк уже установили, постамент под памятный монумент приготовили, полным ходом ведутся работы по благоустройству этого места...
Ниже выложу воспоминания участников тех событий, конца июня 1944 года...

Операция «Багратион», освобождение Парич.
В Белорусской наступательной операции, на территории нашего района, 65-я армия занимала позиции южнее посёлка Паричи и наносила основной удар в направлении Паричи — Бобруйск.
В ночь на 24 июня 1944 года дальняя бомбардировочная авиация подвергла сильной бомбардировке передний край обороны немцев в районе Паричи, Селищи,  Секеричи, Чернин. В 7-00 часов утра на противника обрушился огонь артиллерии и авиации. В 9.05 воины 18-ого и 105-ого стрелковых корпусов атаковали передний край обороны немцев и ворвались в первую траншею. Решительными действиями воинов 15-й Сивашской, 37-й и 69-й гвардейских стрелковых дивизий, немцы были изгнаны из населённых пунктов Раковичи, Николаевка, Петровичи, Секеричи.
В середине дня из района Дубровы в прорыв был введён 1-й гвардейский танковый корпус под командованием генерал-майора танковых войск М.Ф.Панова. Который под прикрытием артиллерии и фронтовой авиации генерала С.И. Руденко, сильным ударом в направлении Гамзы, Кнышевич вышел в тылы немцев и уничтожил вражескую артиллерию, которая сдерживала наступление наших войск. 25 июня, продолжая наступление, советские войска углубились в оборону немцев на 30 км. А танкисты 17-й стрелковой бригады вышли к Березине у деревни Дражня и перерезали пути отхода Паричской группировки немцев в направлении Бобруйска.
Противник упорно оборонял Паричи, стремясь всеми силами не допустить прорыва наступающих частей к южной окраине посёлка. Весь день 26 июня немцы предпринимали ряд контратак пехоты с танками и самоходными орудиями, оказывая сильное огневое сопротивление. Но воины 75-й гвардейской, 193-й и 354-й стрелковых дивизий 109 стрелкового корпуса неудержимо сжимали кольцо вокруг Парич. Наша бомбардировочная и штурмовая авиация, а также моряки Днепровской военной флотилии, наносили сокрушительные удары по отступающим колоннам оккупантов. Воины 105 стрелкового корпуса, измотав в дневных боях силы немцев, стремительной атакой к исходу дня выбили немецких захватчиков из Паричей.

Наш односельчанин, уроженец и житель Дубровы Сушков Василий Иванович, 1923 г.р. участник освобождения Паричей в составе 193 стрелковой дивизии. Там погиб весь его пулемётный расчёт, сам боец был оглушён и контужен, ранен в левую руку, но продолжал стрелять им из первых вошёл в освобождённые от врага Паричи (полностью воспоминания в папке «Яны прайшлі па той вайне»)


Пятровіцкі прарыў.


Успаміны удзельніка аперацыі “Баграцыён” М. Бусла,
“Агні камунізма”, 1971, 23 лютага.

Петровичский прорыв — важная часть операции “Багратион”. Ему предшествовала огромная подготовка всех родов войск, всех воинов от рядового до генерала.
В то время я находился в автоматной роте 114 гвардейского стрелкового полка 37 гвардейской стрелковой дивизии, которая в числе первых осуществляла прорыв вражеского фронта.
Наступала ночь на 24-е июня 1944 года. Наш полк находился на исходных рубежах в урочище Вал, за Дубровой, в трёх киллометрах  северо-восточнее деревни Петровичи Чернинского сельсовета. Командир роты автоматчиков капитан С. Шугуров перед строем бойцов сказал:
Перед нами поставлена боевая задача — продвинуться на 300 метров вперёд, за боевое охранение первого батальона, окопаться, и с переносом огня в глубину обороны противника с ходу захватить траншеи и атаковать деревню Петровичи.
       По лесу, один за другим, а с выходом к болотам, по-пластунски, автоматчики пробрались на опушку под Петровичи, и закопались в землю. Когда шли через болото, заметили, как наши сапёры правее нас клали гати, по которым позже пошли танки и орудия.
На рассвете огневая сила нашей артиллерии обрушилась на оборону противника. В воздухе более часа стоял сплошной гул. Когда артиллерия перенесла огонь в глубину обороны врага, командир отдал команду: “За Родину! Вперёд!”.
В окопах не осталось ни одного живого фашиста. Всё было уничтожено орудийным огнём. Без единого выстрела автоматчики захватили первую линию окопов и с криками: “Ура-а-а!!!” за 10 минут овладели Петровичами...
.... Мощный удар артиллерии парализовал способность врага к организованному сопротивлению. На окраине леса, около петровичского озера, стояло тяжёлое орудие и возле него 7 убитых фашистов. С орудия не была даже снята маскировочная сетка. Где-то отозвалось немецкое орудие, но оно било по своему штабу. Живые фашисты сдавались в плен.
Задача первого дня была успешно выполнена. Враг в панике оступал. Наши лётчики поливали свинцом фашистских вояк, которые отходили с Гамзы, Романищей и Качай Болота.
Первую ночь на освобождённой земле провели в деревне Гамза. Здесь нас опередили танки и артиллерия....


                   Брыщский мох -    место генерального прорыва.

Из книги П.И. Батова «В походах и боях».

… За полгода пребывания в обороне состав наших войск сильно изменился. Бурное половодье закончилось, и 65-я вошла в свои берега… Ушло управление 95-ого корпуса, вскоре были переброшены на другие участки корпуса Ф.М. Черокманова  и Д.И.Самарского…
Общее контрнаступление должно было начаться в 7 часов 24 июня….
…. К 10 часам утра 69-я армия заняла Раковичи, 37-я — Николаевку, 15-я стрелковая — Петровичи. За три часа после начала атаки войска корпуса прошли 8,5 км. Главная полоса вражеской обороны прорвана. Высокий темп для пехоты! Стрелковые дивизии приближались к опорным пунктам Чернин и Захватки.
12 часов дня. — 15 дивизия заняла Романищи, 37-я и 69-я охватом с юго-запада и севера ведут бой за Гамзу. Танки впереди…
… в 15.00 на НП в Гамзу приехали Жуков, Рокоссовский, Новиков, Яковлев…


Из книги Анатолия Сульянова «Посеешь ветер…» с. 125-128

Военный совет 1-ого Белорусского фронта после всестороннего обсуждения с участием командующих армиями принял план наступления на Паричи — Глуск через лесисто-болотистую местность. Впервые масса танков и самоходных установок должна была пройти по заболоченным местам. Почему именно через болота? Да потому, что многомесячное нахождение в обороне позволило врагу создать эшелонированные и хорошо подготовленные позиции, прорвать которые было нелегко, такой прорыв требовал большого количества техники, мог унести жизни многих бойцов и командиров.
Хорошо поставленная разведка обнаружила наличие глубоко эшелонированной обороны противника не на всём протяжении фронта, а лишь на отдельных участках: возле дорог, на равнинной местности, на берегах рек.
Тогда-то и вызрело коллективное предложение бойцов и командиров — наступать через болота!
«Однажды, — вспоминает дважды Герой Советского Союза генерал армии П.И.Батов, — когда мы, сидя у тлевшего костра среди солдат, беседовали о том, как преодолеть эти «гиблые» места, среди присутствующих послышался голос.
  Пройти по ним можно, — сказал пожилой солдат. — Я здешний и знаю — пройти можно. По этим топям мы в «мокроступах» ходили. — И пояснил:
— Лыжи из лозы. Ноги в трясине не тонут, и шагаешь легко, грязь в решётках не задерживается.
— Сможешь сделать десяток на завтра?
— Раз надо, сделаем.
После тщательной разведки было решено строить гати, заготавливать лозу, маты, мостики, бревенчатые настилы по ширине проезжей части дороги… Топи были проходимы для людей, а если проложить гати, то и для прохода всех видов техники…


 

Агні каммунізма, 1972, 24 чэрвеня. С. Прач.
24 июня 1944 года началась крупнейшая битва за полное освобождение Советской Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. Эта операция известна под названием «Багратион»…
… Решающая роль в наступательной операции отводилась 65-й армии, которой командовал П.И.Батов. В первом эшелоне армии действовали два корпуса. На главном направлении находился 18-й стрелковый корпус, в который входили 69, 37 и 15 стрелковые дивизии. Справа под Паричами (Стужки — Ракшин — Погонцы — Михайловка) занимали позиции войска 105-го стрелкового корпуса, в который входили 193-я и 75-я стрелковые дивизии. На них возлагалась задача — сдерживать противника, создать видимость лобового удара.
В состав 105-ого корпуса входила и 354-я стрелковая дивизия, которая к моменту наступления была в резерве. Кроме неё, во втором эшелоне находились ещё две дивизии — 44 и 356, готовые в любую минуту вступить в бой.
Наиважнейшим звеном в этой операции являлся генеральный прорыв вражеского фронта в урочище Брыщский мох, которое находится между деревнями Мартиновка и Петровичи.
В длину Брыщский мох занимает примерно 4 км, в ширину —2. Этот мох хорошо знают жители окрёстных деревень: Дуброва, Притыка, Раковичи, Теребулин, Корма, Чернявка… Само название — Брыща, Брыщский мох — говорит о том, что это было болотистое, грузкое, недоступное место.
Брыщский мох и привлёк внимание нашего командования. У немцев тут не было даже сплошной линии фронта. Оборона складывалась из отдельных огневых точек на сухих пригорках, которые имели между собой только огневую связь.
Лучшего места и желать не нужно. Но как пройти такое болото? И не только пройти, а и переправить танки, орудия, миномёты? В штабе 65-й армии решили: надо делать гати. Их делали все инженерные войска и стрелковые части из второго эшелона. Днём пилили лес, а ночью готовый материал подвозили к месту прорыва. Всё делалось так, чтобы не заметил противник. В ночь на 24 июня через Брыщский мох были проложены три линии гатей. Брёвна клали пласт на пласт, по нескольку настилов на один ряд, чтобы могли пройти самые тяжёлые орудия и танки. Гати крепили железными скобами утром, когда началась артиллерийская подготовка.
Прорыв готовился заранее, продумано и основательно.
Наступлению предшествовала демонстрация под Паричами 23 июня. В 7часов утра 24 июня одновременными залпами началась артподготовка. В шестикилометровой полосе прорыва на каждом километре стояло по 207 орудий и миномётов. Полтора часа били орудия, гаубицы, миномёты, реактивные дивизионы.
Первыми прошли гати части 69-й дивизии. За ними мощными потоками пошли и другие подразделения ещё двух дивизий.
К 10 часам утра 69-я дивизия заняла Раковичи, 37-я — Николаевку, 15-я — Петровичи. За три часа наши части продвинулись на 5-8 км.
После стрелковых подразделений  перешли гати 3 танковые бригады. В 10 часов утра в бой вступил Донской танковый корпус.
За танками гати перешли части конномеханизированной группы генерала Плиева. Темп наступления нарастал.
В 12 часов были заняты Романищи. Бой начался за Гамзу.
Во второй половине первого дня наши танки подошли к Брожы.
На второй день были заняты Слободка, Секеричи, Круки, Кнышевичи...
Командный пункт 65-й армии переехал в Гамзу. Сюда прибыл представитель Ставки Верховного Главнокомандования Маршал Советского Союза Г.К. Жуков.
В бой вступили части 44-й и 356-й стрелковых дивизий. К концу третьего дня сначала наступления наши танки очутились на западной окраине Бобруйска. К городу на автомашинах подтягиваются части 354-й и 356-й  стрелковых дивизий. Они окружают город с запада.
Паричская группировка противника осталась в тылу. Она притиснута к реке Березине и уничтожается частями 105-ого стрелкового корпуса и воинами Днепровской флотилии. 26 июня части 193-й стрелковой дивизии заняли Паричи.
С севера на Бобруйск подошли части 3-ей армии, с востока — 48 армии. В город 27 июня прорвались танки генерала Бахарева.
Город окружён. Идёт уничтожение Бобруйской группировки противника.
Войска 1-ого Белорусского фронта идут на Барановичи — Слуцк, а Донской танковый корпус — на Минск. Приближается радостная минута полного освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков.
Великое начало этого освобождения сделано в нашем районе. Урочище Брыщский мох — памятное место Великой Отечественной войны. Оно подробно описано в мемуарной литературе (см. П.И.Батов “В походах и боях”, 1962; сб. “Освобождение Белорусии”, 1970, с.351-363), внесено в справочники и энциклопедии, оно изучается в военных училищах и академиях.

 Участник операции "Багратион", о его жизни,  личные воспоминания об освобождении Паричей, боевом и трудовом пути.


Сушков Василий Иванович (1923-2008гг), уроженец и житель деревни Дуброва.
Василий Иванович из того поколения, на долю которого выпало тяжелейшее испытание — Великая Отечественная война. Воевать довелось на 1-ом белорусском фронте, в составе 65-ой армии генерала Батова, 193-ей стрелковой дивизии, 883-м  стрелковом полку. Первые бои пришлись в родных краях: за д. Полесье Домановичского района и Пружинищи и Гороховичи Октябрьского района. Сражался он во 2-ой пулемётной роте капитана Андрея Андреевича Пушкарёва. Шёл тогда Василю Сушкову 20-ый год, а его командиру— 22-ой. После формирования 193 –я дивизия пришла в деревню Кобыльщина, расположились в лесу от д. Виша до д. Теребулин, дали нам самосаду покурить. «Я со своей ротой был в лесу в урочище Атяты. Утром на рассвете мы пошли в наступление на Пружинищи, Гороховищи Октябрьского района. Бой был сильный, очень сильный, у нас позиция - невыгодная, наступали через болото, оно было не мёрзлое  и очень купистое. Техника никакая не смогла пройти, и солдаты шли по пояс в грязи, грузли в болоте. Немец окопался на высоте, сильно укрепился в дотах, дзотах и траншеях. И только мы подымались в атаку, он тут же сильным огнём нас улаживал в болото. Так продолжалось трое суток. Потери были страшные, многие мои товарищи и земляки погибли».
 В январе 1944,  они наступали на д. Гороховищи, урочище Атяты. Утром поднялись в атаку. Из мокрого болота двинулись на высоту, не жалея огня. Но до деревни не дошли, пришлось отступить. Потом ещё раз поднялись в атаку, и  казалось, вот-вот враг не выдержит. Выстрелы орудий, разрывы мин, море огня… Была и третья безуспешная атака. Капитан Пушкарёв шёл впереди, не сгибаясь, что-то грозно выкрикивая осипшим голосом.
Немного позже, после боя, он с горечью признался Василию Сушкову: «Не представляю, где это фрицы успели собрать резерв. У нас же в одной роте только 15-20 человек осталось».
Немцы подтянули под Гороховищи ещё несколько рот. Да и позиция у врага была более выгодная. Участок  фронта под Гороховищами заняли наши свежие полки, а 193-я отошла за Великий Бор на пополнение и отдых. Потом сменила 37-ю гвардейскую дивизию на правом фланге 65-й армии на линии Здудичи — Ракшин — Погонцы.
 Рота капитана Пушкарева заняла участок немного левее Здудич.
«Выкопали  траншеи в рост человека, построили кое-какие укрепления, землянки, доты. Всё делали ночью, днём немец не давал подняться. Здесь же в обороне нам приходилось не раз ходить в разведку боем, брать «языка». Не вылазили с траншей, фашисты не давали подняться. Они также поднимались со своих траншей в атаку, но мы их пулемётным огнём заставляли возвращаться обратно. А которые  добегали до наших траншей, там же и оставались.  Наши траншеи переднего края были от фашистских на расстоянии 500-400, в местами и 300 метров. Здесь мы стояли зиму. У меня было три огневые позиции, вдоль самой реки Березина. Здесь же мы замерзали вместе с водой, когда снег пошёл. Не выпазили из тех траншей до самого прорыва. Питание было очень плохое, раз в сутки, а то и реже, доставляли на передовую в термосах, котелках полузамёрзшую пищу.. Кухня находилась где-то в лесу километрах  в шести от передовой. Итак, продолжалось до прорыва. Солдаты просились в бой. 24 июня 1944 года мы пошли в наступление на д. Прудок, Скалку, Паричи. Отступая враг в деревне Скалка, взорвал  свои склады с боеприпасами, отходя, заминировал всё поле боя. Был жестокий бой за Скалку. Подойдя к Паричам, мы захватили много трофеев: снаряжение, боеприпасы и большой обоз, который на лошадях увозил награбленное имущество и ценности».
 Командир теперь не отпускал от себя солдата Сушкова, даже когда слегка ранило. Солдат отлично знал своего друга «Максима». Ещё в учебной роте сам командир полка отметил его за умелую стрельбу из пулемёта. Очень радовался успехам пулемётчика и командир роты. Более того, капитан-волжанин Пушкарёв и солдат-полешук Сушков искренне подружились. Нередко ели из одного котелка, мечтали о послевоенной жизни.
Под Здудичами они заняли оборону 12 марта 1944 года. Задача была определена точно: активными действиями приковать к себе внимание гитлеровцев, а главный удар должен был наноситься на левом фланге. Тут, под Здудичами, проводили разведку боем, ходили «за языком».
23 июня 1944 года, наконец, рота пошла в атаку. Направление — на Прудок, Скалку, Паричи.
«Завязался сильный бой за Паричи. Я со своим пулемётным расчётом выбрал выгодную позицию и вёл огонь по переправе через Березину, где скопилось множество фашистов, стараясь отремонтировать переправу, разбитую Днепровской флотилией. Вражеская артиллерия открыла огонь по нашему пулемёту, было ясно, что нужно менять позицию. Было жаль такого выгодного положения, мы не успели… Разорвалось несколько снарядов и нас засыпало землёй. Я с трудом выбрался из-под окровавленных тел, весь в крови, раненый в левую руку (что ранен сразу с горячки не почувствовал). Погиб весь мой пулемётный расчёт: помощник командира отделения и два подносчика лент. Тут меня увидел комроты. «Что, Сушков, ранен?». Не сознался, да и не почувствовал сразу. Мне тут же дали солдат в расчёт, перевязали руку и продолжили стрелять. В Паричи я ворвался весь в крови. Меня видела односельчанка Друзик Анастасия Т. и её сын Друзик Ф.З., которые ехали уже из беженцев с Глусского района..».
Немцы внизу митусились, пытаясь отремонтировать разбитый Днепровской флотилией пролёт моста через Березину. Пулемётный расчёт Сушкова вёл меткий огонь по скоплению немцев, хотя чувствовали, что надо менять позицию, потому что вражеская артиллерия засекла их. Но всё жаль было покидать такую удачную позицию. И вот  — столб огня… Солдат выбрался из-под окровавленных тел товарищей. Погиб Никита Решетько 2-ой номер, подносчик снарядов и сержант, командир расчёта. Пулемёт уцелел. Подбежал капитан Пушкарев, позвал на помощь солдат. И вновь ожил пулемёт. Сушков одним из первых вошёл в освобождённые от врага Паричи. Позже политрук выпустил боевой листок: «Бей врагов, как Василь Сушков!».
После недолгой передышки двинулись на Бобруйск. Но тут сообщили, что там немцы уже окружены. Пошли левее на Глуск, Барановичи.
Пулемётная рота первой ворвалась в город, заняла оборону на кладбище, которую удерживала всю ночь. Утром подошла наша пехота, и к вечеру Барановичи были освобождены. В бою снова гибнет 2-ой номер пулемётного расчёта, и ранило командира отделения. За этот бой Василий Сушков был награждён медалью «За отвагу».
В лесу за Барановичами молодого солдата принимают в комсомол и назначают командиром отделения. Советские войска продвигались на запад, гнали врага в его логово.
Однажды  в Беловежской пуще наши части наткнулись на немецкий заслон, не смогли помочь даже наши миномётчики. Командир пулемётной роты капитан Пушкарев вызвал Сушкова и приказал ему со своим расчетом обойти немцев по лесу и уничтожить засаду. Он ответил: «Есть, товарищ капитан!». Бойцы пробрались по лесу в тыл немцам и открыли пулемётный огонь, вызвав панику среди врагов. Когда фашисты поднялись из траншеи, попали под огонь наших пулемётчиков. В занятой немецкой траншее оказалось много разного вооружения.
Много атак было во фронтовой судьбе бойца. Во время одного из боёв его пулемётный расчёт был посажен на броню наших танков вместе с пехотой.
Особенно запомнилась переправа через Буг. Форсировали реку под сильным огнём противника. Был убит снайпером 2-ой номер пулемётного расчета. «Как переправить пулемёт? Самому плавать на большой реке не приходилось. Вес пулемёта без пулемётных лент и щита – 32 кг. Ещё – личное оружие- автомат, обойма с патронами, каска, лопатка. У подносчиков – по две коробки с пулемётными лентами, которые весят по 6 кг каждая. Ну, думаю, отвоевался. Как переправиться? Запаниковал… Помог комроты Пушкарёв. Разобрали пулемёт и переправили его у скрыни на той бераг Буга. Там- по-быстрому сложили и открыли огонь.  Когда пошли в атаку, мой расчёт посадили на танк, который поддерживал нашу пехоту. Атака фашистов захлебнулась. После боя прямо на наши позиции немцы пустили танки. Слева от меня лежал солдат с ПТРом. Я кричу ему: «Стреляй!!!». Он молчит. Подпустил танк, чтобы ударить наверняка, и выстрелил. Танк загорелся, выскочили немцы и стали его тушить. Тут я с пулемёта – по ним.  Так мы подбили ещё два танка. Остальные сменили курс и скрылись за высотой.. Я всегда следил, чтобы пулемёт был исправен. Тогда не страшна любая атака, подавай  только ленту..».
 На помощь пришёл сам командир роты капитан Пушкарев. Берега Буга крутые, река широкая и глубокая. Выручила солдатская смекалка. Погрузил свой «Максим» в проплывающую мимо скрыню и так переправил пулемёт на другой берег. Сходу вступил в бой с врагом.
Сильные бои были на подступах в Варшаве на Наревском плацдарме.
«Часть нашего полка попала в окружение. Чтобы не выявить себя в окружении, мы окопались  в одиночку в полный рост и сидели 9 суток без еды и воды, ночью подходили политработники, пропагандисты, давали покурить самосада и успокаивали, что скоро нас выручат. Потом ночью, цепочкой один за одним, какой-то старик тайными тропами вывел нас из окружения…».
Несколько суток шли по лесу. Под проливным дождём рота заняла опушку леса, закрепилась и открыла огонь по врагу. Выгодную позицию занял расчет Сушкова, хоть и в грязной канаве.. С неё, как на ладони были немецкие позиции. Бойцы открыли пулемётный огонь.
«Немецкая артиллерия засекла меня. Снаряды, мины падали вокруг. Вдруг услышал громкий взрыв и что-то мелькнуло в глазах огнём, в одно мгновение я подумал обо всём.. потом очнулся только в госпитале № 3630 в Саратове» И вдруг — сильный удар в голову….  Это было 19 августа 1944гогда. Сознание вернулось к нему лишь через 9 дней в госпитале в городе Саратове. Ранение было очень тяжёлым.  Осколки через грудь попали в лёгкие, горло, глаз, были ранены обе руки. Никто и не надеялся, что он выживет. Но крепкий молодой организм и мастерство  военных врачей сотворили чудо.  Он выжил, не смотря ни на что, вопреки смерти. Потом довелось долгих 11 месяцев провести на больничной койке…
Дома в Дуброве мать, Анна Васильевна получила уведомление, что «Сушков Василий Иванович погиб смертью храбрых и похоронен…..».
      Вернувшись домой после Победы, солдат не узнал родного села. Целыми остались считанные дома. Остальные были разобраны на землянки и блиндажи, когда стоял фронт.
     Несмотря на ранение, инвалидность Сушков не остался в стороне от восстановления родного колхоза. По поручению райкома комсомола создавал в деревнях комсомольские организации. Было трудно: пахали лошадями, быками, сеяли, сажали, копали, строили…
«Пришёл домой, жили в землянках и полуразвалинах. Вокруг -пепелища, окопы, траншеи и землянки, всё напичкано снарядами, минами, неразорвавшимися гранатами. Многие подрывались, особенно дети. Сразу пошёл в райком комсомола, взял документацию и создал в колхозе комсомольскую организацию. Молодёжь принялась за восстановление родного колхоза. Мужчин не было, одни инвалиды, старики и женщины- вдовы, дети. Все работал, равняли траншеи, окопы, землянки разбирали, из них строили жильё. Еды не было, даже щавля не было. Все поля, лес и болото было перепахано снарядами, минами.. Пахали собой, женщины по 8 человек впрягались в плуг, а девятый шёл за плугом. Сажали картошку по очереди, сегодня одному, завтра – другому. Я возглавил полеводческую бригаду. В колхозе появилось несколько лошадей, рабочих быков, коров. Работали на коровах, всё вручную. Позже организовались МТС. На несколько колхозов давали один трактор 15-сильный с двумя плугам. Когда давали в колхоз трактор, работу организовывали в две смены. Первая смена работала с 4-х   утра до 12-ти дня, вторая – с 12-ти до 12 ночи  дотемна. Все выходили на работу и старыя и малыя. За отработанный день, (выход) я ставил палочку в журнале. Никто не требовал зарплату, знали, что её нет. 23 мая 1946 года отчитывался на бюро райкома о посевной, было посеяно 50% от плана. Заметка была в районной газете «Ленінская перамога».
      1945-1947 — заведовал избой-читальней, был немного бригадиром в колхозе.
    С 1948 по 1978 годы заведовал Дубровским почтовым отделением.  Имеет трудовые награды: медаль «За добросовестный труд», значок министерства связи «Отличник соцсоревнования», звание Почётный связист.
  Военные награды: орден Отечественной войны 1-ой степени, орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За боевую доблесть»

Умер ветеран войны и труда в 2008 году. Вечная ему память.



Сб Беларусь сегодня, 8 апреля 2014 г. 
Изяслав Котляров «Путь к победе»
Многие жители района пополнили тогда (осенью 1943) ряды на­шей армии. Николай Андреевич Бусел из Мартиновки вступил в 37-ю гвардейскую дивизию.
Н.А. Бусел, рядовой 114-го стрелкого полка 37-й гвардейской дивизии
«Наш полк прибыл под Теребулины. Утром 24 июня – шквал огненный. Следом за ним пошла пехота. Наша 37-я гвардейская была на острие. На петровичском поле появился из засады немецкий «тигр». Успел выстрелить болванкой в группу, в которой шёл я. Убило командира первого батальона (не помню его фамилию, храбрый парень 1924 года рождения), тяжело ранило гвардии капитана Сергея Петровича Шугурова (до войны был председателем сельсовета в Ростовской области), у меня полу в шинели оторвало». Подожгли и «тигра». Сзади в районе Великого Бора, поднялся наш аэростат, ударили пушки, перенося огонь в глубину вражеской обороны.
На рассвете ворвались в Качай Болото. На машинах нас подбросили к Мошнам. Здесь перед боем замкомандира  полка гвардии майор Африкан Башинов рассказал  о подвиге танкистов: Т-34 из 15-й гвардейской танковой бригады  ворвался в Чёрные Броды, передавив гусеницами до двух взводов пехоты. И вдруг сильный удар по корпусу, танкисты почувствовали едкий запах дыма. Танк горит, нужно немедленно покидать его. Но увидели фашистский бронепоезд, который вёл огонь с перегона Брожа – Мошны. Командир экипажа Дима Комаров и механик-водитель Миша Бухтуев пошли загоревшимся танком на таран..»
Николай Андреевич Бусел, после войны не расстался с гимнастёркой, пустой рукав которой заправлял под ремень.




23 июня 1944 погиб гвардии сержант в/ч 44649 Санников Владимир Петрович. Призывался из Удмурдии. (см. папку “Помним всех поимённо”, кн. Памяць, 2,с. 177). В 1983-м в Дуброву приезжали его родные:  две сестры и брат. В 2014-м в адрес школы письмо с документами (фото, фронтовые письма), прислала младшая сестра погибшего воина Зоя Петровна. Материалы дополнили альбом “Помним всех поимённо”. Из записки фронтового друга Юрия Фёдорова ясно, что  воин погиб от прямого попадания снаряда. Из письма товарища  Нечаева Василия от 25.08.44 известно, что погиб Владимир Санников 23 июня в 10 часов вечера, в шести км от д. Кобыльщина.
…Похоронили мы его очень хорошо, насколько  это позволила военная обстановка. Похоронили в БССР Полесской области д. Кобыльщина. На могиле дали клятву отомстить за товарища…
8 августа 1944 г.” (Прим. в 1958- м был перезахоронен в братскую могилу д. Дуброва)
Из описания сестры Зои: “… Был он старшим в нашей семье. Я – самая младшая, и расстались мы с ним, когда мне было около  12 лет. Помню его таким: высокий, с чёрными густыми волосами, карими глазами. Мама говорит, что был он очень ласков, внимателен, из детей (сестёр и брата) больше всех любил меня, младшую. Был очень аккуратен, любил книги,бережно относился к ним и собирал библиотечку. .. он закончил 8 классов, когда началась война. Пошёл работать. Помню работал наборщиком в типографии, а потом в фотографии. 2 декабря 1942 его призвали в армию, но через 2 недели вернули, как несовершеннолетнего.  А 2 февраля 1943 года призвали вновь, было ему тогда 17,5 лет. До августа 1943 он учился в сержантской школе, потом отправили на фронт. Он был ранен в голову и потерял зрение. Помню хорошо, пришло письмо, которое писала медсестра..После ранения в феврале 1944 в Клинцах учился на сапёра..Помню письмо, в котором брат писал, что что принят кандидатом в члены КПС,С в бой пойдёт коммунистом.. Из письма политрука мы узнали, что что он был посмертно представлен к ордену Отечественной войны 2 степени. ..Не дожил до 19 летия 1 месяц и 2 дня..”

Память о воинах, погибших за нас бережно хранится в музее истории д. Дуброва.




мои необъективные заметки
21 июня 2014  к 70-летию начала операции «Багратион» был открыт памятник. Место было выбрано историческое, на шоссе Мозырь – Калинковичи, возле поворота на д. Раковичи. В 1944 –м недалеко отсюда по болоту мостили гати, по которым прошла не только пехота, но мощная техника. Справа – поворот на д. Михайловка, бывший хутор Радин, где во время войны проходила линия немецкой обороны.
Общее впечатление от мероприятия отличное. Организация была на высшем, республиканском уровне. Много приехало народу, но всем хватило занятий, впечатлений, многие были с детьми, некоторые с очень маленькими. Похоже, люди были не только из Беларуси. Высокое начальство… Конечно, повезло, что недешёвый проект очень сильно поддержали из бюджета Союзного государства.
Автор идеи памятника – светлогорский поэт Изяслав Котляров. Автор проекта памятника – скульптор Валерий Кондратенко.  Проект понятный и выразительный. Фигуры четырёх полководцев: Михаила Панова, Павла Батова, Георгия Жукова, Константина Рокоссовского, по бокам -устремившиеся в прорыв солдаты, моряки, партизаны, две  стрелки – направления ударов, на них названия освобождённых городов… Видны и брёвна гатей, сыгравших такую значительную роль в том наступлении..
Всем понравились солдатская каша и горячий, сладкий чай..
В тему оказался танк ИС-3, который установили на имитированные гати, мох вокруг.
 Впечатлила выставка военной техники и оружия. Возле каждого экспоната – экскурсовод в форме военных лет, который давал пояснения. Были наши знаменитые «полуторки», мотоциклы, миномёты, пулемёты, автоматы…
Украсило мероприятие театрализованное представление военно-исторического клуба «Честь мундира» из Гомеля. Очень натурально!!! И надписи на немецком, и форма, обмундирование, оружие.. Хоть и понимаешь, что это постановка, но жутко как-то, пока немцев не взяли в плен… Потом они сидели под охраной наших солдат…
Понравилось выступление  кинологов и их питомцев!!! Умные собачки, не зря во время войны внесли свой вклад в победу.
Отлично выступили военнослужащие  5-й отдельной бригады спецназа. Такие парни стоят роты солдат!!! Тренированные, ловкие, смелые!!!
Всё прошло отлично!!! И погода не подкачала. Хоть и ветрено было, но обошлось без дождя и грома, чем богат нынешний июнь.
Теперь главное – не останавливаться на достигнутом. В планах организаторов создание мемориального комплекса с часовней, музеем, в виде блиндажа, командным пунктом…
...к концу лета часовню построили..























на открытии памятника

                                                          
Бусел Людмила - автор блога


часовня на мемориале

часовня