суббота, 13 февраля 2016 г.

Светлана Алексиевич - Нобелевский лауреат-2015



Имя  белорусской писательницы
Светланы Алексиевич на слуху с тех пор, как объявили о присуждении ей Нобелевской премии-2015 года по литературе. Возник большой интерес к её творчеству.
Прочла кое-что и я -библиотекарь и автор этого блога.
У меня привычка – читая книгу, карандашом отмечать понравившиеся, зацепившие места. Вот что я отметила в книге  «У войны не женское лицо» Светланы Алексиевич, белорусской писательницы, Нобелевского лауреата 2015 года по литературе…
...Четыре мучительных года я иду обожжёнными километрами чужой боли и памяти. Записаны сотни воспоминаний женщин-фронтовичек: медиков, связисток, санитарок, сапёров, лётчиц, снайперов, стрелков, зенитчиц, десантниц, кавалеристов, регулировщиц, шоферов, прачек, поваров, партизанок и подпольщиц…
«Столько видела отрезанных рук и ног… Даже не верилось, что где-то есть целые мужчины. Казалось, что все они или  раненые, или погибли» старший сержант, медсестра.
Раненых, контуженых, обожжённых было множество, но из ста раненых бойцов семьдесят два снова возвращались в строй.
После боя, бывало, никого не оставалось… котёл каши, котёл супа наваришь, а некому дать… все погибли»  повар, рядовая.
«… Санинструкторы в танковых частях гибли быстро. Для нас место в танке не предусмотрено, вцепишься поверх брони, и только об одном мысль, чтобы не затянуло ноги в гусеницы»
«У танкиста – броня, у пехотинца – окопчик, а у зенитчика – ничего, оборудуя боевые порядки, он прячет от поражения всё, кроме себя. Он не роет щелей, не делает блиндажей, он не уходит от орудия даже тогда, когда самолёт пикирует на батарею». зенитчица
Тяжело воевать и лётчикам, и танкистам, и артиллеристам, - всем тяжело, но пехоту - ни с чем нельзя сравнить. Никому не поверю, если скажет, что страшно не было. Вот немцы поднялись и идут, ещё пять-десять минут и атака. Тебя начинает трясти…. Сразу после атаки лучше не смотреть на лица, это какие-то совсем другие лица, не такие, как у людей. Кажется, что все немножко ненормальные. На них смотреть страшно…
Санитарка.. . «К последнему подползла, и у него рука совсем перебитая. Ему ж нужно срочно отрезать руку и перевязать, иначе перевязку не сделать. А у меня нет ни ножа, ни ножниц, выпали, когда ползла. Что делать? И я зубами грызла эту мякоть. Перегрызла, забинтовала…. Бинтую, а раненый: «Скорей, сестра. Я ещё повоюю…» Весь в горячке…
Ещё я запомнила, как мы шли по освобождённой Белоруссии и в деревнях совсем не встречали мужчин. Встречали нас одни женщины. Казалось, что везде только женщины остались… Даже стариков и детей было мало.
Нет, они не воевали, эти женщины, и не были в партизанах. Им выпало другое:  выправлять на фронт своих мужей и сыновей, получать скупые похоронки, поднимать  весной одним без мужиков землю и сеять хлеб, спасать детишек. Сохранить в войну пятеро или четверо детей, род свой сохранить – это тоже подвиг.
Да, война. Но ведь это была и их молодость – самое счастливое время в жизни. И если бы не было любви, то не было бы детей 41, 42, 43, 44 и 45 года рождения…
Надо ли было пускать девушек на войну? Не знаю.. . Но они были на войне и сделали великое дело. Они, наравне с мужчинами, носили кирзовые сапоги, тяжёлые шинели, спали в снегу. Умирали от пуль и осколков.
Мы живём в другой век. Самое сильное оружие, самое непобедимое – человеческая память. Память!
Читала книгу и писала отзыв
автор блога Людмила Бусел, 13.02.2016 книга есть в нашей библиотеке