пятница, 4 октября 2013 г.

Артиллеристы Павлов, Тураев. Поклонимся! Ешё не поздно! За подвиг. Мужество. И честь.



Герои – артиллеристы Павлов и Тураев в бою у Дубровы.
памятник на шоссе Мозырь - Бобруйск, возле д. Дуброва
Стелла установлена в мае 2014г. О подвиге  Дж.Тураева - пост "Подвигу артиллеристов- 70" в этом же блоге.
Командир орудия 2-й батареи 1007-го легкого артиллерийского полка (46-я легкая артиллерийская бригада, 12-я артиллерийская дивизия, 65-я армия, 1-й Белорусский фронт) сержант Николай Павлов в завязавшемся бою у деревни Дуброва Светлогорского района Гомельской области Белоруссии 21 декабря 1943 года вместе с расчётом подбил два вражеских танка. Заняв место раненного наводчика, он подбил ещё три танка. Был ранен, но остался в строю. Атака гитлеровцев была сорвана.
Н. С. Павлов участвовал во многих памятных боях, был шесть раз ранен. Главный же бой, показавший его упорство, мужество, героизм, наконец, произошел у  белорусской деревни Дуброва 21 декабря 1943 года. Начало боя не предвещало ничего особенного: показались три танка, за ними бежали автоматчики. Эка невидаль! Но оказалось, что фашисты проводили разведку боем. Наши артиллеристы один танк подбили. Видя, что русские настороже, немцы повернули назад. Воины  навострили уши: что будет дальше, ведь немец просто так ничего не делает, все у него рассчитано. Приготовились к бою. И точно: перед нашими позициями заревели фашистские бронемашины. Много их было, сразу и не сосчитаешь. Шли нагло, словно сначала запугать хотели, а потом уж утюжить позиции артиллерийского полка. Три десятка танков уверенно ползли прямо на пушку Павлова, стоящую на высотке 143,3. В бой вступила первая батарея. Немецкие танкисты – ни малейшего внимания, вояки те еще, не вдруг напугаешь. Но и красноармейцев не надо учить воевать, ученые уже, закаленные, соображают быстро, стреляют метко. Снаряд, посланный наводчиком Тураевым, попал в цель, и один из головных танков завертелся, как уж на сковороде, загорелся и застыл на месте. Артиллеристы (опытные ребята!) подбили немецкую машину, идущую последней. Передняя машина пылает, последняя горит, а средние? Они яростно бросились на первую батарею, которая изрыгала огонь. И попадала. И «пришивала» танки к земле. Но немцы все равно лезли и лезли. Один из снарядов разорвался почти у самого орудия Павлова. Наводчик Тураев получил тяжелое ранение. Николай тут же встал на его место. Он подбил еще два танка. Но град снарядов реже не стал, уцелевшие гитлеровские машины не утратили наступательного пыла. Несладко было артиллеристам, одного за другим их или убивали, или ранили. В расчете Павлова осталось всего два боеспособных человека – сам Павлов и подносчик снарядов Чернов. Но осколки снарядов не обошли командира- артиллериста. Но и раненый он продолжал вести бой. А бой был настолько ответственным и тяжелым, что командир дивизии, чтобы вселять в бойцов уверенность, лично обходил батареи.

Полк уже уничтожил 34 немецких танка, расчет Павлова тоже подбил не меньше пяти. Но на этом бой не завершился, из-за леса показались новые танки, они гурьбой навалились на позиции полка, уже изрядно помятые. В это время Николая тяжело ранило и контузило. Когда он чуть-чуть пришел в себя, увидел прямо перед пушкой черную бронированную громадину. Сержант успел-таки встать и выстрелить. Из танка тоже выстрелили. Звуки выстрелов слились в один, оба оказались результативными: пушку разнесло, танк остановился. Немецкие танкисты выскочили из своей передвижной крепости и бросились на Павлова, отброшенного взрывом в сторону. Последнее, что запечатлела память, были лица орущих немцев. Успел, выстрелить Николай или нет, он не помнит, но автомат направил на фашистов. Настойчивые немцы ценою огромных потерь, все же подавили сопротивление полка, и прошли в наш тыл, сокрушая все на своем пути…
Ночью сержант Павлов пришел в себя. Все тело болело, было холодно, зуб на зуб не попадал. Безрадостная картина: от пушки остались лишь куски железа, вокруг лежат погибшие ребята… Что, лежать и ждать смерти? «Через восемь дней я пробрался к своим. Оказалось, что из моего полка остались живыми 62 человека, из более чем 1800 воинов…» (Из воспоминаний Н. Павлова, хранящихся в историко-краеведческом музее в Чувашии).

Вот как описан его подвиг в наградном листе: « В бою 21.12.43 г. за высоту 143,3 под д. Дуброва Домановичского района Полесской области орудие тов. Павлова стояло на противотанковой огневой позиции. Танки противника в количестве 27 штук атаковали огневую позицию 2-й батареи, в состав которой входило орудие т. Павлова. Имея уверенность в отличной работе своего наводчика, слаженность расчета, тов. Павлов, спокойно выждав, пока танки подошли на прямой выстрел, открыл огонь по головному танку. После третьего выстрела танк был подбит. Перенес огонь на второй танк, заходивший на фланг, и этот танк загорелся. Но от разорвавшегося рядом с орудийным окопом снаряда тяжело ранило наводчика.

Тов. Павлов, истекая кровью, собрав последние силы, снова поднялся к панораме, видя двигающийся на орудие танк, почти в упор выстрелил в танк… За причиненный материальный ущерб противнику и проявленные при этом героизм и мужество тов. Павлов достоин правительственной награды – звания Героя Советского Союза.

Командир 1007-го легкого артполка подполковник Куприй. 29 декабря 1943 года».

Представление поддержал и подписал командующий фронтом
генерал армии К. К. Рокоссовский. Дата – 30 января 1944 года.

Повествование не было бы неполным, если бы мы не привели еще один запоминающийся эпизод. Уже в 1990 году в санатории «Глуховская» лечился и отдыхал житель Узбекистана Джуракул Тураев. Вспомнили? Тот самый наводчик орудия Павлова, тяжело раненный в том памятном бою. Тогда посчитали, что он погиб. Нет, выжил.
Он так хотел встретиться с командиром! Не получилось…  Павлов и Тураев, командир и наводчик каждый считал другого - погибшим.



приехали гости из Узбекистана: Бахром Тураев, сын Героя Советского Союза



Николай Спиридонович Павлов
25 августа 1922 года в старинном селе Слакбаш – колыбели современной чувашской поэзии – родился в многодетной семье Павловых мальчик Коля, один из десятерых детей. Ему суждено было стать гордостью села, своих земляков, приумножить славу Слакбаша.
Начало его жизни было обычным учеба в школе родного села, окончание восьмилетки в селе Бижбуляк в 1940 году. В то время 8 классов для сельских ребят было солидным образованием, неудивительно поэтому, что Николай  Павлов стал работать библиотекарем. В декабре 1941 года его призвали в армию. Можно сказать, что в бой с фашистами солдат вступил с ходу. Было это под Старой Руссой.
Николай начал воевать в должности наводчика батальонного минометного расчета 1007-го легкого артиллерийского полка 46-й бригады 65-й армии 1-го Белорусского фронта.
После ранения и излечения Н. Павлов учился в полковой школе, стал сержантом, командиром орудия. В полку он получил 76-миллиметровую пушку. Воевал в составе интернационального расчета на Орловско-Курской дуге, в Белоруссии, Польше, штурмовал Берлин. В боях Н. Павлов был ранен шесть раз. За совершенный подвиг (о нем будет повествование чуть ниже) его поощрили трехнедельным отпуском на родину. После возвращения на фронт он окончил курсы младших командиров. Воинский путь Николая Спиридоновича отмечен четырьмя орденами и многими медалями. По его словам, он «участвовал в освобождении и взятии 50 городов». (Фонд историко-краеведческого музея, д.5, л.5). После возвращения домой Н. С. Павлов три года заведовал Домом-музеем
Константина Васильевича  Иванова в родном селе, семь лет трудился председателем исполкома сельсовета, потом лесником, учителем физкультуры в местной школе. Награждён орденом Ленина, орденами Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями. Умер Герой 2 апреля 1978 года.


Все оставшиеся в живых бойцы и офицеры получили ордена или медали. Николаю Павлову ничего не дали. По деревенской скромности он решил, что его сочли погибшим, а зачем мертвого награждать? Только подумал, что бился не хуже других и высоту до последней возможности удерживал. Но сержант ошибся. Его награда была столь высокой, что нужно было утверждать ее на самом верху. Полк доукомплектовали, поставили на короткий отдых. Как-то подошел к Павлову дежурный и сказал, что его требует начальство. Пошел. Строгие командиры вели себя как-то необычно: улыбались ему, одобрительно кивали. Вскоре все выяснилось. Комполка, а волнуясь, зачитал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 марта 1944 года о присвоении Николаю Спиридоновичу Павлову звания Героя Советского Союза. Закаленный в битвах и походах сержант не смог удержать слезы…