четверг, 23 марта 2017 г.

Судьбы наших земляков: Филипчик Прасковья Ивановна, 1926 г.р.

Судьбы людские: Девочка с косичками
Удивительно устроена человеческая память: то, что было совсем недавно, забывается, а события, названия, даты давно минувших дней, навсегда врезались в память. Так случилось с жительницей деревни Дуброва Филипчик Прасковьей Ивановной. Родилась она в 1926 году, как она говорит “на маслянай нядзеле, ў сераду”. Жила она со своими родителями в деревне Теребулин. Когда началась Великая Отечественная война ей – Щербин Паше, было всего 15. Она была весёлая, красивая девушка, с двумя толстыми до колен косичками. Очень любила танцевать. “ Як пачую дзе музыку, мяне, як вецер носіць…”, — рассказывает Прасковья Ивановна. «Фронта у нас не было: полицаи, староста, бургомистр, немецкая комендатура в Паричах,  — вспоминает она о том времени.    
 5 августа 1943 года всю молодёжь полицаи погнали в Паричи, потом Бобруйск, Белосток, Дрезден… Так она оказалась вывезенной в Германию. 21 сутки карантин, потом — сортировочный пункт, где и парней, и девушек стригли наголо. Чудом Паше удалось сохранить свои роскошные косы. Помог молоденький переводчик-чех, который попросил за неё, как за свою невесту и принёс в барак зелье для обработки волос.          
Группу из 72 человек сутки везли по железной дороге в город Подельстар, станция Шимберг. Неподалёку их лагерь. Бараки, 3-х ярусные нары, выдали постельное бельё. Пришёл переводчик и сказал, что «девочку с косичками», как все её звали, просит к себе шеф. Начальник-немец, раненый на Кавказе, назначил Пашу заведующей столовой. В её подчинении четыре девушки, кухня, посуда, 2 котла. Пищу привозили готовой со станции,  задача была — разделить и раздать 400 граммов хлеба, 1,5 литра супа в сутки на каждого. Немцы очень не любили воровства, должна быть точность и аккуратность во всём. Чтобы поровну поделить круглый хлеб, его разрезали ниткой. Паша стирала, мыла, убирала  у шефа. Он её подкармливал. Его жена дарила девушке туфли, платья, заколки для волос. В бараке ей завидовали,  позже все подарки украли.
Ходили в церковь на станцию по большим праздникам, исповедывались. Однажды во время исповеди русский батюшка спросил откуда она и договорились о с встрече в городе.  Спрашиваю у девчат, что у них на исповеди спрашивали. Говорят: "Грешны ли?". Отвечали: "Грешны, батюшка, и словом, и делом и мыслями". Заволновалась я, что мне одной встречу назначил. Пришёл святой отец в костюме под галстуком, красивый такой мужчина. Дал задание, узнать расписание поездов на восток. У Паши была подружка на станции Лиза, через неё она незаметно и добывала ценные сведения. 
Однажды, пошла, Паша к пруду за щавелем, вдруг кто-то её окликнул из кустов.  Оказалось, что это русские пленные солдаты… 250 человек сбежали из лагеря г. Эгер, попросили принести еды. Где взять девушке столько продуктов? Договорились, что она попытается взять что-либо на складе. Ключей у неё не было, пришлось идти на хитрость. Она притворилась больной, пришла к шефу просить таблетки. Немец делал какой-то отчёт, когда он отвернулся, Паша  незаметно взяла ключи от кладовой. Наложила в наволочку муки, консервы, а ключи вернула на место. Однако русские, когда уходили, разрушили дамбу и выпустили всю рыбу из пруда. Начался переполох. Уштейн! Обнаружилась недостача продуктов. Оказалось, одна полька не спала в ту ночь и выдала Пашу шефу. Немец и сам догадался про придуманную зубную боль, таблетки и украденные ключи. Но сильно Пашу не наказал. Приехала полиция, стала её допрашивать (на неё указала одна полька, которая не спала и видела, что Паша ходила). Шеф заступился, сказал, что ей нездоровилось с вечера, давал таблетки, сам приходил проверять температуру в 2 часа ночи, и Паша спала в бараке. 
14 апреля 1945 года их освободили американцы. Немец-шеф дал девушке тысячу штук сигарет. Она не поняла, сначала, зачем  они некурящей девушке. Потом в дороге домой, те сигареты очень выручили девушку: 2 папиросы – кусок хлеба. До дома добирались три месяца: через Францию, Венгрию, Польшу, Украину. Ехали на открытой платформе с углём. Страшно было во Львове, бандеровцы грабили поезда из Германии. Там Житомир и до Шатилок. Пешком пришли со станции Шатилки в Дуброву 19 июля 1945 года. Прошли Мольчу, Великий Бор, Заречье. Зашли сказать матери Ганны Павловой, чтобы не ждала дочку. Отравилась она в Германии после Победы уже на железнодорожной станции пили спирт, а он отравлен был. 75 человек схоронили в одной братской могиле.  
В Дуброве Дуня Митрохава говорит: "Ты не спыняйся, дзіця, бяжі хутчэй, бацьку твайго хаваюць на могілках". Не успела. На кладбище хоронили её отца, умер от малярии. Тогда все ею болели. После войны таблетки хины раздавали. Мать и сестра пили отвар из осиновой коры и выздоровели. Выменяла я на кофту в Польше кусочек граммов 200 масла, да хлеб был. Поставила на стол поминать батьку, бо абед быў з шчаўя з лебядою, жыта ператёртага.  (Усе падаліся ў бежанцы, фронт стаяў у сяле. А бацька і сусед забралі карову, ды падаліся ў мох. У балоце і перабылі бяду. Толькі там памёр ад прастуды мой брат, 16 гадоў было). 
Не было в деревне домов, их разобрали на гати. Одна большая траншея через всё село, в ней и жили и варили. Батька потом, как фронт прошёл, откапывал дрёвна,  сруб сложил.  Одна наша хата и была, все к нам и приходили.
Не было пасля вайны даже щавеля дикого вдоволь. Пошли с сёстрами собирать его, а там и "з Дубровы, з Прытыкі, з Мартынаўкі людзі". Маці кажа: "Што будзем есці? Калі сёння не вернецца з Украіны сястра ваша, паміраць будзем." Аж глядзім, ідзе і ношку ладную нясе. Назбірала сухароў, бліноў сушаных, круп розных па жменьцы,
После войны хотела учиться, но тот факт её биографии, что была в Германии, сильно мешал ей.
Однажды много лет спустя, подъезжая на попутной машине, домой, встретила Аркадия из Баранович (в видео Прасковья Ивановна почему-то называла его Коля- Котёнок, была кличка), того самого переводчика, с которым свела  её судьба в Германии. Они с трудом узнали друг друга. Видимо, мало была похожа пожилая женщина на девочку с косичками, которую он знал на войне. Вот ведь как в жизни бывает. Дал ей денег, а сам взамен белорусских денег "белочек, зайчиков, волков, рысей" у неё, как сувенир взял, в машине повесил. Долго говорили, вспоминали Германию. 
На нескольких  страницах  — целая жизнь. Чтобы прочитать нужно всего несколько минут, а прожить?
Не найти ни одного населённого пункта, ни одной семьи, которую бы обминула та проклятая война. У каждого своя история войны. Это лишь две истории войны, а сколько их не записанных, не рассказанных…

Записано и обработано Бусел Людмилой, библиотекарем Дубровской сельской библиотекой, 2007 год.


автор блога Людмила Бусел, в рамках проекта "Судьбы наших земляков", 23.03.2017
есть фидео 42 минуты в этом же блоге,через мой канал на Ютубе
 автор Мосейчук Г.С.
ссылка https://buselluda.blogspot.com.by/2017/03/blog-post_23.html