четверг, 12 декабря 2013 г.

История подвига: Николай Павлов, Джуракул Тураев

памятник на перекрёстке дорог, возле д. Дуброва, установлен 7.05.2014 г.

карта 1936 года для служебного пользования

на этой карте военных топографов РККА (рабоче-крестьянской красной армии) за 1936 год  обозначена высота 143,3, на которой  состоялся тяжёлый танковый бой, после которого из 1800 советских воинов осталось в живых 62!!

звезда Героя Советского Союза
Джуракул Тураев

Тураев Джуракул
(20.03. 1922 - 1998 гг)



Павлов Н.С. (25.08.1922 - 02.04.1978 гг.)

в этом блоге есть пост "Поклонимся! Ещё не поздно!", тематически дополняющий этот материал


Их имена зажгла звезда Героя (Подвигу -70!)
В этом году Беларусь начала праздновать 70-летие освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Юбилей уже отметили Комарин, Лоев, Калинковичи, Светлогорск и другие, большие и малые населённые пункты.  

В феврале 2014 эту дату отметит и наша Дуброва. Кстати, нашу местность освобождали дважды.
Из оперативной сводки Совинформбюро от 26 ноября 1943 «… В районе нижнего течения реки Березина наши войска с боями заняли населённые пункты Великий Бор, Мармовичи, Давыдовка, Просвет, Людвиновка и железнодорожную станцию Шатилки».
27 ноября 1943 года – дата первого освобождения Дубровы.  В конце ноября тыловые немецкие части покинули Дуброву по приказу своего командования, больших боёв не было.  Красноармейцы недолго пробыли в селе. Пришёл приказ - отступить к Узнажи, к железной дороге. Командиры разъясняли местному населению, чтобы уходили или за фронтом, или дальше, где нет оккупации.
20 декабря 1943 года немецкие части нанесли мощный контрудар по правому флангу 65-ой армии. Подразделения 172 стрелковой дивизии занимали позиции в районе деревень Заречье и Великий Бор, там находился командный пункт 95 стрелкового корпуса. С наступлением темноты, немцы прорвали оборону дивизии и заняли деревни Великий Бор, Заречье, Дуброву.
21 декабря в бою  с немецкими танками отличились артиллеристы чуваш Николай Павлов и  узбек Джуракул Тураев, из интернационального расчёта 1007-го легкого артиллерийского полка (46-я легкая артиллерийская бригада, 12-я артиллерийская дивизия, 65-я армия, 1-й Белорусский фронт),.. Оба 1922 года рождения.
Н. С. Павлов участвовал во многих памятных боях, был шесть раз ранен, имел боевые награды. Позади были - Курская дуга и форсирование Днепра. Главный же бой, показавший его упорство, мужество, героизм, наконец, произошел у  белорусской деревни Дуброва 21 декабря 1943 года. Начало боя не предвещало ничего особенного: показались три танка, за ними бежали автоматчики. Эка невидаль! Но оказалось, что фашисты проводили разведку боем. Наши артиллеристы один танк подбили. Видя, что русские настороже, немцы повернули назад. Воины  навострили уши: что будет дальше, ведь немец просто так ничего не делает, все у него рассчитано. Приготовились к бою. И точно: перед нашими позициями заревели фашистские бронемашины. Много их было, сразу и не сосчитаешь. Шли нагло, словно сначала запугать хотели, а потом уж утюжить позиции артиллерийского полка. Три десятка танков уверенно ползли прямо на пушку Павлова, стоящую на высотке 143,3. В бой вступила первая батарея. Немецкие танкисты – ни малейшего внимания, вояки те еще, не вдруг напугаешь. Но и красноармейцев не надо учить воевать, ученые уже, закаленные, соображают быстро, стреляют метко. Снаряд, посланный наводчиком  Тураевым, попал в цель, и один из головных танков завертелся, как уж на сковороде, загорелся и застыл на месте. Артиллеристы (опытные ребята!) подбили немецкую машину, идущую последней. Передняя машина пылает, последняя горит, а средние? Они яростно бросились на первую батарею, которая изрыгала огонь. И попадала. И «пришивала» танки к земле. Но немцы все равно лезли и лезли. Один из снарядов разорвался почти у самого орудия Павлова. Наводчик Тураев получил тяжелое ранение. Командир тут же встал на его место. Он подбил еще два танка. Но град снарядов реже не стал, уцелевшие гитлеровские машины не утратили наступательного пыла. Несладко было артиллеристам, одного за другим их или убивали, или ранили. В расчете Павлова осталось всего два боеспособных человека – сам Павлов и подносчик снарядов Чернов. Но осколки снарядов не обошли командира- артиллериста. Но и раненый он продолжал вести бой. А бой был настолько ответственным и тяжелым, что командир дивизии, чтобы вселять в бойцов уверенность, лично обходил батареи.

Полк уже уничтожил 34 немецких танка, расчет Павлова тоже подбил не меньше пяти. Но на этом бой не завершился, из-за леса показались новые танки, они гурьбой навалились на позиции полка, уже изрядно помятые. В это время Николая тяжело ранило и контузило. Когда он чуть-чуть пришел в себя, увидел прямо перед пушкой черную бронированную громадину. Сержант успел-таки встать и выстрелить. Из танка тоже выстрелили. Звуки выстрелов слились в один, оба оказались результативными: пушку разнесло, танк остановился. Немецкие танкисты выскочили из своей передвижной крепости и бросились на Павлова, отброшенного взрывом в сторону. Последнее, что запечатлела память, были лица орущих немцев. Успел, выстрелить Николай или нет, он не помнит, но автомат направил на фашистов. Упорные немцы ценою огромных потерь, все же подавили сопротивление полка и прошли в наш тыл, сокрушая всё на своем пути…
Ночью, сержант Павлов пришел в себя. Все тело болело, было холодно, зуб на зуб не попадал. Безрадостная картина: от пушки остались лишь куски железа, вокруг лежат погибшие ребята… Что, лежать и ждать смерти? «Через восемь дней я пробрался к своим. Оказалось, что из моего полка остались живыми 62 человека, из более чем 1800 воинов…» (Из воспоминаний Н. Павлова, хранящихся в историко-краеведческом музее в Башкирии).
Все, оставшиеся в живых, бойцы и офицеры получили ордена или медали. Николаю Павлову ничего не дали. По деревенской скромности он решил, что его сочли погибшим, а зачем мертвого награждать? Только подумал, что бился не хуже других и высоту до последней возможности удерживал. Но сержант ошибся. Его награда была столь высокой, что нужно было утверждать ее на самом верху. Полк доукомплектовали, поставили на короткий отдых. Как-то подошел к Павлову дежурный и сказал, что его требует начальство. Пошел. Строгие командиры вели себя как-то необычно - улыбались ему, одобрительно кивали. Вскоре все выяснилось. Комполка, а волнуясь, зачитал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 марта 1944 года о присвоении Николаю Спиридоновичу Павлову звания Героя Советского Союза. Закаленный в битвах и походах сержант, не смог сдержать слезы…
 Сержант Павлов был награждён орденом Ленина, орденами Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями. В 1945 году отважный воин окончил курсы младших лейтенантов. После войны младший лейтенант Павлов Н.С. уволен в запас. Работал в родном селе Слакбаш директором дома-музея Константина Васильевича Иванова - классика чувашской литературы, председателем исполкома Слакбашевского сельского Совета, учителем гражданской обороны в Слакбашской средней школе Белебеевского района Башкирии. Лейтенант в отставке Павлов Н.С. скончался 2 апреля 1978 года. Похоронен в родном селе Слакбаш.

В том памятном бою был тяжело ранен  наводчик орудия  младший сержант Джуракул Тураев, Жора звали его товарищи. Вот как, рассказывал он об этом, впоследствии «… Раненных  везли в госпиталь на машинах, в каждом населённом пункте останавливались и тех, кто не открывал глаза, сгружали. Я открывал глаза каждый раз, хотя силы покидали меня..»  Так  довезли раненного солдата до госпиталя. Ранение было серьёзное, в голову, сильная контузия, осколок снаряда остался на всю жизнь. Выздоровление было не быстрым. Немного оправившись от ранения, помогал в котельной госпиталя. В родной части подумали, что воин погиб, и наградные документы оформляли,  как посмертно. Джуракул написал в часть из госпиталя. Вскоре приехали офицеры, переодели его, переобули (солдат был щупленький, невысокий, 1.60 см ростом)  и в Кремль, в Москву на  вручение звезды Героя Советского Союза.
Тураев думал, что командир орудия  Коля Павлов погиб. Также об узбеке-наводчике Жоре думал и  сержант Павлов. Но обоим посчастливилось выжить. ..
 Отбыв отпуск после госпиталя, Тураев 1945 году окончил Подольское артиллерийское училище, которое было эвакуировано в Узбекистан. Присвоили младшего лейтенанта, служил в Ашхабаде до 1954 года. С 1953 майор Тураев был уволен в запас по состоянию здоровья, сказывалась контузия. Жил в г. Джизак. Работал инструктором райкома партии, секретарём парткома колхоза «Коммунизм» в селе Калия, директором горбыткомбината, экспедитором в СМУ. Выйдя на пенсию, был директором городского рынка. Имел пятерых детей, четверо из которых получили высшее образование. Награжден орденом Ленина, Отечественной войны 1 степени,  медалями. Умер в 1998 г., на могиле установлен памятник.
13 августа  этого года в Дуброву из Узбекистана приезжал сын Героя Советского Союза Джуракула Тураева. Бахром рассказал, как сложилась судьба отца. Подвиг Героев свято чтят и помнят в Дуброве. Были рады, что, наконец, прояснилась дальнейшая судьба отличившихся  в декабре 1943 артиллеристов.  21 декабря 2013 года музейный урок «Их имена зажгла звезда Героя», посвящённый 70 –летию подвига, пройдёт в музее истории деревни Дуброва.

Практически, полностью эта статья была напечатана в районной газете "Светлагорскія навіны" от 24 декабря 2013 года...